?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у tumbalele в Способ воспитать инфантильного человека и общество
Похоже, что тема инфантильности снова набирает популярность. Часто стали попадаться на глаза интернет-жалобы на инфантильных родственников, да и в работе с некоторыми клиентами тема психологической незрелости периодически всплывает. Я уже как-то писал на эту тему, сейчас же хочется продолжить её, вспоминая обсуждение, которое недавно состоялось в хабаровском Open-лектории. А там обсуждение перешло с инфантильного человека на такое же общество. Порассуждаю и о том, и о другом: не о самой «детскости», а о том, откуда она берется и что с ней делать. Как на уровне отдельного человека, так и на уровне социальном (замахнулся.. :)).


Сразу скажу, что инфантильность не есть что-то ужасное, от чего необходимо срочно избавляться. Все мы начинаем с детства, и сохранить в себе что-то от него — замечательно. Тех, кто искоренили в себе все детское, мы часто называем занудами. Инфантильность становится проблемой тогда, когда детские черты в личности человека остаются доминирующими, определяющими жизненные стратегии во взаимодействии с самим собой и окружающими людьми. То ест человек не может внезапно стать инфантильным — он может или не вырасти психологически, или оказаться в такой среде, в которой быть ребенком — выгоднее, и детское поведение является наиболее эффективным. Инфантильный человек может существовать только в такой среде, которая не дает ему возможность вырасти. Если такой среды нет, то человек или взрослеет (вынужденно), или погибает (что в наше время, в отличие от прошлого, редкость), или находит себе новую среду, которая готова поддерживать инфантильность (это самый популярный вариант). А что это за среда? Это люди. В первую очередь - родители.

В настоящее время друг с другом сосуществуют две основные стратегии воспитания ребенка.

Стратегия первая: становление независимой личности, которая по мере взросления будет отрываться от родителей. Дети вырастают, происходит отделение (сепапация) от родительской семьи, выстраивают свои границы. Родители не лезут в личную жизнь своих выросших детей, признают за ними право набираться своего личного жизненного опыта. Контакт между детьми и родителями выстраивается через эмоции, привязанность. Эта стратегия стала возможной только тогда, когда развитие материальной культуры позволило людям выживать даже в одиночку, и старость перестала быть синонимом полной зависимости от окружающих (благодаря пенсиям, банковским вкладам, лучшей медицине, возможностям досуга и т. д.).

Стратегия вторая: становление удобной, послушной личности, которая по мере взросления будет все больше обслуживать интересы родителей. Это исторически ранняя стратегия, восходящая к тем временам, когда дети были капиталовложением для родителей. Точнее, не все дети, а мальчики: они не уходили из семьи, им в обязанность вменялось содержать своих родителей, вне зависимости от того, хочешь ты этого, или нет. И это понятно: в старые времена некому было, кроме родственников, заботиться о постаревших родителях. И тут возникает один момент. В прошлом детей рядом с собой помогала удержать признаваемая всеми власть родителей над своим потомством - знаменитое "Я тебя породил, я тебя и убью!" Сейчас общество такого права за родителями не признает. И как тогда удержать детей рядом с собой? Выход один: не дать им вырасти. Это решение не принимается на осознанном уровне, но оно четко и последовательно реализуется.

Как не дать повзрослеть своему ребенку? Основа любого развития - это получение нового опыта. Развитие невозможно в изоляции, без получения новой информации, без взаимодействия с обогащающей внешней средой. При благоприятных обстоятельствах у ребенка есть проводники - взрослые. Но именно проводники - они ведут ребенка на новые пространства, помогают подниматься в горы, подают руку в трудный момент... А теперь представьте "проводника", который вместо всего этого вдруг начинает: "Так, ребята. Мы сегодня никуда не пойдем. В лесу очень опасно. Я не говорю о медведях и тиграх, это само собой разумеется. Но ведь в лесу можно получить занозу! А заноза - это столбняк. Столбняк - это смерть. Поэтому кто без прививки - тот в поход не идет. А еще с сосен и елок могут упасть шишки. Шишка - это синяк. А может и открытая рана, а она - это инфекция, а инфекция - это смерть и мой уголовный срок. Поэтому те, кто без каски - остаются дома. А еще есть клещи. Клещи - это гарантированная инвалидность и мой уголовный срок. Все, кто без прививки - остаются дома. И те, кто с прививкой - тоже. Почему? А прививка не дает стопроцентной гарантии обойтись без последствий. А я без этой гарантии никуда вас вести не буду. Остаемся дома и играем в тетрис."

Одержимость безопасностью - вот "прекрасный" (но не единственный) способ остановить любое развитие. Чем меньше человек видит, знает и умеет, тем более зависимым он будет. И нет более святого оправдания для тотального ограждения от нового опыта, чем безопасность. Правда, чаще всего речь идет о безопасности того, кто ее обеспечивает, чем того, во имя кого она обеспечивается.

Какие из этого можно сделать выводы? Если в вашем окружении есть инфантильный человек - имеет смысл подумать, какой вклад лично вы вносите в организацию этой среды. Хочу повторить: инфантильный человек не выживет там, где его не поддерживают и не содержат. Мужья, сидящие на шее своих жен и год за годом кормящие их обещаниями о том, что вот-вот, и они придумают гениальный способ зарабатывать много; жены, которые вышли замуж только для того, чтобы их всю жизнь обеспечивали; сотрудники, которые всеми силами избегают любой инициативы и ответственности - все они сохраняют свой стиль поведения потому, что окружающие мирятся с этим, неизбежно занимая роль родителей: всепрощающих или постоянно пилящих, злых или добрых - но родителей. В случае с отношениями взрослых детей и их родителей не происходит переоценка, перестройка восприятия друг друга, и тогда родители могут продолжать игнорировать тот простой факт, что дети выросли, и что им пора уже самим получать занозы, и вытаскивать их тоже.

Если такое положение дел устраивает – то проблемы нет никакой. Если же есть постоянные жалобы на «детскость» партнера/родственника, но ничего при этом не меняется – значит, жалобы эти не искренние – есть заинтересованность в том, чтобы партнер оставался таким. Потому что он, например, дает возможность чувствовать себя сильным, на фоне слабого.

А если речь идет о еще юных детях, то я иногда сам себя спрашиваю: вот этот мой запрет или мое действие - служит ли оно развитию, обогащению опыта моих дочерей? Например, они чаще играют в свои девчачьи игры, но я с ними хожу играть в футбол, занимаюсь строительством, поощряю помощь в ремонте и сражаюсь с ними игрушечными мечами. Нет сына, поэтому так отвожу душу? Скорее иначе: я думаю, что нет смысла прерывать какой-то интерес детей только потому, что он не вписывается в "гендерные рамки". Этот опыт позволяет девчонкам немного лучше понять мальчиков. И я видел, как некоторые мальчики - вполне себе "мальчиковые" - проявляли интерес к "девчачьим" играм или занятиям (вроде готовки пирогов), и как этот интерес останавливался, обрывался взрослыми. И в этой точке происходит прерывание развития, обогащения личности, и она может остаться в том, инфантильном прошлом, где миры мальчиков и девочек не пересекались. Мальчики и девочки, если им не мешать, а давать им возможность попробовать себя в разных ролях, сами определятся с тем, сколько в них будет мужественности и женственности (и при любых раскладах у большинства мальчиков будет больше первого, а у большинства девочек – второго).

Что касается государства… Государство, которая чрезмерно заботится о «безопасности» своих граждан, работает на их инфантилизацию. При этом оно, обладая значительно большими ресурсами, чем отдельный человек, предпочитает бороться сразу с опасным явлением, вместо того, чтобы учить людей сосуществовать с разного рода небезопасными процессами в мире. Например, не учить думать, а простоотсекать все, что может быть "нехорошим". Запрещать аборты, закрывать странички с «неправильной» информацией, любую точку зрения, которая может кого-то обеспокоить или возмутить, назвать «экстремизмом» и на этом основании ликвидировать и т.п. (это не только и не столько о России, если что). То есть теперь даже стараться не надо - все сделают за тебя, тебе обеспечат уютную комнатку, всю в розовых тонах и без единого острого угла. По телевизору будут одни неагрессивные и неэкстремистские мультики, еда будет строго прошедшая самый придирчивый идеоло... э... продуктовый контроль (никаких ГМО!!!!) По-настоящему "заботливые" государства всегда лучше ребенка знают, что ему нужно (есть, видеть, слышать, знать...). Не зря они – тоталитарные. И очень не любят зрелых людей. Потому что они экстремисты и вообще непослушные... Я бы предпочел государство, которое думает не о тотальной безопасности, а о том, как дать возможность людям иметь достаточно ресурсов (материальных и психологических), чтобы самостоятельно справляться с большинством больших и малых вызовов жизни.

Увы, но свобода личности и свобода общества неразрывно связаны с риском и с его последствиями. Самое безопасное место – в камере-одиночке.