?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Давно искал этот рассказ, помнил только суть про эхо, а ни автора, ни приличной длины цитаты не помнил, но вот наконец нашел. По-моему, отлично отражает любовь к кампанейщинам по любому поводу, когда солнцеликий что-нибудь изречет и понесется эхо вниз по вертикали и в ширнармассы. И ведь несется эта волна прям как здесь - борьба не с проблемой, а с эхом символа проблемы. 30 лет прошло, движение есть - прогресса нет (с). Может это генетическое? Или культурный код такой с очком и блудницами со скрепами.
Enjoy!

Ефим Смолин. Геракл

- Слушай, сынок, - сказал Зевс Гераклу. - Ты не съездишь на остров Крит? Там, понимаешь, огромный бык объявился! Все топчет, всех пугает... А, сынок? Соверши подвиг!
- Какой разговор, батя? Сделаем! - ответил мифический герой. - Но ты мои условия знаешь: сутки - подвиг, двое - дома...
- Хорошо-хорошо. Ты только один не лезь, я тебя знаю. Как говорится, обопрись о народ...
- Да обопрусь, обопрусь! Не волнуйся, старый!
- "Не волнуйся", - Зевс пожевал губами, раздумывая, говорить сыну или нет, а ну как откажется от поездки... Но отцовские чувства взяли вверх, и он все-таки сказал:
- Там, между прочим, такая штука на этом острове...
- Ну какая, какая штука?
- Пугать не хочу, но... в общем, эхо там...
- "Эхо"! - засмеялся Геракл. - Батянь, ну ты еще скажи, чтоб ножки не промочил! Что я, ребенок, чтобы эха пугаться?
- Для меня вы всегда и везде мои дети, - проникновенно сказал Зевс.
- Дети у него везде! - злобно прошипела Гера и швырнула миску с амброзией на стол. - Да уж, "папаша", погулял в свое время!..
У божественных родителей назревал очередной скандал, и Геракл быстренько выскользнул из дома. Он знал, чем кончаются такие разборки. Уже в гавани, всходя на корабль, он увидел, как засверкали молнии, загрохотал гром, заклокотал Везувий...
"Опять мамаша посуду бьет", - покачал головой Геракл и приказал быстрее поднимать паруса.

...На Крит они прибыли в тот же день. Его, сына Зевса, встретила многотысячная толпа.
Без лишних слов Геракл сразу спросил:
- Где бык?
"Где бык... где бык... где бык", - тотчас "заработало" критское эхо. А может, и не эхо, может, придуривались в толпе, повторяя и переспрашивая, не решаясь показать на преступное животное... Еще неизвестно, как все сложится, может, и не победит его Геракл - уж тогда бык вспомнит всех, кто на него настучал...
Гераклу самому пришлось искать этого быка. Собственно, это оказался даже не бык, а так, бычок, которого людская молва раздула до огромных размеров.
- Пошли, ребята! - устремился вперед Геракл, выламывая на ходу огромную дубину из эвкалипта. - Не давай ему уйти! Руби деревья!..
"Пошли, ребята... пошли, ребя-та-а... - понеслось над островом критское эхо. - Руби деревья-я-я..."
Каждый рубил и тащил кто жердь, кто бревно. До бычка оставалось локтей двадцать, когда Геракл вдруг услышал за спиной... стук молотков. Он оглянулся. Островитяне из жердей и бревен сколачивали... трибуну.
Вот на нее взобрался один из аборигенов.
- Друзья! Позвольте мне открыть митинг солидарности с жертвами критского быка! Слово предоставляется знатной куртизанке-текстильщице, обслуживающей двадцать станков...
В громе аплодисментов потонуло ее имя.
- Жители острова Крит! Дорогие мои... критины! - начала куртизанка-текстильщица. - В этот трудный час слова рвутся прямо из сердца! - и достала бумажку с речью. - Мы говорим критскому чудовищу наше решительное "нет"! Ответим на его происки новыми трудовыми... И я в этом году... Еще двадцать станков...
Взметнулись плакаты "Копыта прочь от нашего острова"! Судя по всему, народ расположился тут всерьез и надолго...

Геракл решительно взошел на трибуну.
- Да вы что, ребята? Что вы тут рассусоливаете? Надо ж брать быка за рога!..
"Правильно!.. Быка за рога... рога-а... га-а...", - понеслось над островом.
И началась активная, повсеместная, бескомпромиссная борьба с рогами.
Для начала издали указ, запрещающий пить из рога. Потом подумали и запретили пить вообще...
Резьба по рогу была объявлена пошлостью, а не искусством...
Из древнегреческих фильмов вырезали все сцены, где жены наставляли мужьям рога...
С сухопутных карт исчез древнегреческий город Кривой Рог, отчего враги стали считать его засекреченным...
На звездных картах перестали печатать созвездие Козерога, поэтому мореплаватели стали сбиваться с пути, постылые родственники с соседних островов перестали прибывать и гостить месяцами...
Когда порезали весь рогатый скот и коровы остались без партнеров, на Крите задумались, как пополнять коровье стадо.
Древнегреческие генетики предложили скрестить коров с бабочками. И получилось даже лучше, чем было: теперь коровы летали кормиться в соседние районы, а когда приходило время, они, как бабочки в куколки, сразу свертывались в колбасу...
В рамках борьбы с рогами запретили пьесу Ионесо "Носороги"...
В булочных - как объяснили, по политическим причинам - пропали рогалики...

Геракл обожал рогалики, и тут его терпение лопнуло. Он закричал на весь остров:
- Да вы что, с ума все посходили?! Мы же не с рогами боремся, а с быком!..
"Мы с ума посходили... Мы не с рогами должны бороться... Мы с быком..." - полетело эхо.
Был издан Указ, в котором говорилось об имевших место перегибах, приведших к тому, что многие посходили с ума.
Возникали стихийные, но хорошо организованные митинги, на которых ораторы говорили, что они сошли с ума, но теперь больше не будут бороться с рогами, а все силы бросят на борьбу с быком.
Созвездие Козерога вернули на место. Но сняли с карт созвездие Тельца...
Пьесу "Носороги" разрешили. Но только в Кривом Роге, поскольку его на всякий случай так и не рассекретили...
Рогалики появились, но пропали бычки в томате.
Слово "бык" исчезло не только из лексикона, но и из меню...
Хотели даже переименовать древнегреческий аэропорт Быково, но не могли выбрать момент, поскольку какие-то самолеты всегда крутились в воздухе и они бы не знали, куда сесть. Но число электричек в аэропорт на всякий случай сократили...
Зато теперь каждый мог спокойно взять бюллетень, потому что врачи боялись сказать симулянту "здоров, как бык!".

Геракл был в отчаянии... Проклятое эхо превращало каждое его слово в очередную кампанию... И он, победивший немейского льва и лернейскую гидру, покоривший целую армию амазонок, впервые не знал, что делать...
И он закричал страшным голосом:
- Я, сын Зевса и Геры, запрещаю вам все эти кампании! Хватит!..
"Хватит... хватит компани-ий..." - понеслось над Критом.
Геракл схватился за голову...
Вышел Указ о борьбе с компаниями.
Зачитав его на площадях, глашатаи кричали:
- А теперь расходитесь! Расходитесь! Будем бороться с компаниями! Больше двух не собираться!..
Геракл заплакал и пошел обратно на корабль...

Уже в море, видимо от всех этих волнений, ему страшно захотелось есть... Открыл холодильник - пусто...
Геракл прошел на камбуз. Повар Ясон мрачно смотрел на него и что-то жевал...
- Сейчас бы, кажется, быка съел, - сказал Геракл и почувствовал всю нелепость этой фразы.
- Все бы съели. Только его для этого сначала поймать надо, - сказал Ясон, дожевывая золотое руно. - Эх, и зачем только вы кричали: "Хватит кампаний, хватит кампаний..."
- А что такое?
Ясон молча кивнул на огромный замок, украшавший соседнюю дверь. На двери была записка: "В соответствии с Указом о борьбе с компаниями кают-компания закрыта..."

Злой и голодный, Геракл сходил с корабля, пробираясь через толпу журналистов.
- Как вы себя чувствуете?
- Почему так долго?
- Гомер, корреспондент "Афинской правды"... Скажите, вы победили быка?
- Победили, победили, - буркнул Геракл, чтобы отвязаться от назойливого старичка.
И на следующий день газеты пестрели заголовками: "Десятый подвиг Геракла! Критский бык побежден!"
А что Гомер? Он же слепой... Ему что скажут - то и напишет...
Так родился этот миф...

Текст несколько отличается от выступления: